IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Краткая история Великой Гомеостатической Революции на Таити., Научное исследование
losharyk
сообщение 17.5.2008, 20:34
Сообщение #1


Аспирант
Группа: Пользователи
***

Сообщений: 60
Регистрация: 14.5.2008
Из: Город Пенза. Длину не знаю.
Пользователь №: 43 377
Спасибо сказали: 32 раз(а)




По существующим поверьям, первооткрывателем индигома (индивидуального гомеостаза) был некий Альберто Ману, простой сборщик репейника из Центральной Померании.
Как гласит легенда, однажды, вернувшись с поля, Ману готовил свой обычный Ужин Сборщика – яйца птицы Глюк на репейном масле. Очевидно, вследствие усталости, в горшок с яйцами он нечаянно положил Бритую Опунцию (обычный тогдашний предмет обихода сельского жителя). Поужинав, Ману почувствовал себя странно, но сначала не придал этому значения.

На следующий день во время работы в поле на него напала стая диких репейных блох, но, к немалому удивлению Ману, злобные бестии не смогли причинить ему ощутимого вреда. Укусы мгновенно заживали и даже не чесались. Единственное, что смогли сделать хищники, это порвать телогрейку Ману и прогрызть его валенки. Данный исторический эпизод отражён в популярном ныне хорале «О посрамлении бестий», а погрызенный валенок Ману хранится сейчас в Центральном Храме Вудстока как реликвия.

В последующем, Ману обнаружил у себя ряд новых удивительных качеств. Помимо физической неуязвимости, он стал невосприимчив к болезням, мог обходиться без пищи, воды, воздуха и даже, при желании, без женщин. Тогда это было просто немыслимо и казалось чудом.
Воодушевлённый таким положением вещей, Ману обратился к односельчанам со своей Первой Проповедью Гомеостаза и нашёл в их душах живейший отклик. Практически всё население небольшого посёлка городского типа в короткое время стало индигомами, а сам Ману был торжественно объявлен Первым Моском.

Неугомонная натура Альберто Ману не позволяла ему оставаться на месте, и он пошёл по стране, сопровождаемый толпой своих учеников и почитателей, проповедуя идеи Индивидуального Гомеостаза и готовя на кратких привалах Великую Мульку из репейника и бритой опунции для обращения новых желающих.

Движение индигомизма ширилось и разрасталось, вызывая беспокойство властей. Естественно, в рядах почитателей Ману вскоре появились тайные агенты «Мочика Секьюридад». После торжественного входа Ману в столицу Лос-Аламос, той же ночью он был арестован тонтонмакутами по обвинению в нарушении тишины.

По решению военно-полевого суда, утверждённому двенадцатым прокуратором Таити Зёмом Покусанным, Альберто Ману был приговорён к исключительной мере социальной защиты – расстрелу. Приговор приводился в исполнение двадцать раз, после чего был направлен на пересмотр.
Особой Подкомиссией при Верховном Трибунале, идя навстречу пожеланиям трудящихся, расстрел был заменён на усечение головы.
Казнь состоялась в спортивно-концертном комплексе «Олимпийский» и транслировалась по всем каналам телевидения. В новостных программах, а затем в телешоу «И смех и грех» в течение дня зрители могли наблюдать, как голова Ману в очередной раз прирастает обратно и, прокашлявшись, посылает всех на фиг.

В дальнейшем дело Ману пересматривалось ещё три раза (бросание под паровоз, прыжки без парашюта, поедание суши), и, наконец, было направлено в Комитет по Религии, Инквизиции и Делам Молодёжи. После изучения комитетом архивных материалов, Ману был торжественно возведён на костёр посреди Гревской площади. К чести устроителей мероприятия, ритуал был соблюдён до тонкостей, но на третий день кончились дрова, а так же мебель из Управления Комитета, после чего, уже без особой помпы, Ману был повешен на городских воротах.
(Данный эпизод вошёл в историю под названием «Семь казней таитянских»).

Проболтавшись две недели, Ману, наконец, оторвался и с обрывком верёвки на шее был принят лично Прокуратором Таити Его Высочеством Зёмом Покусанным.
Его Высочество поздравил Альберто Ману с успехами в области развития культуры, вручил тому орден «За неоценимый вклад» третьей степени и объявил Индивидуальный Гомеостаз национальной идеей.

Популярность Ману возросла многократно. В рейтинге знаменитостей журнала «Форс» по итогам года он занял третье место после певца Фимы Долдона и группы «Нагасаки Бордель». Посыпались предложения от ведущих теле- и звукозаписывающих компаний о заключении контрактов на участие в телешоу, радиопостановках, утренней гимнастике и сериалах «Просто Василий» и «Не родись вообще».
Газеты и журналы пестрели рецептами разного рода мулек: «Праздничная мулька», «Мулька с киселём и кнедликами», «Мулька с салом и чесноком», «Мулька к пиву», «Диетическая мулька», «Кошерная мулька», «Детская мулечка с кокосовой стружкой» и так далее.
Наступил «Золотой Век» Индивидуального Гомеостаза.

Резко упала преступность. Исчез бытовой и криминальный травматизм. Всё оружие было отправлено на свалку за ненадобностью, а армия, наконец, смогла целиком заняться своими прямыми обязанностями – выращиванием авокадо и уборкой территории.
Врачи и инженеры по технике безопасности просили милостыню на улице.
Народные целители переквалифицировались в шоу-мены и политики.

С течением времени выяснилось, что организм, находящийся под действием Индивидуального Гомеостаза, не подвержен старению, и, таким образом, таитянцы фактически стали бессмертными существами.
Смертность упала до нуля.
Кладбища захирели.
Вместе с тем, население Таити продолжало расти, поскольку иногда таитянцам бывало скучно.
Призыв Правительства и Совета Министров к борьбе с пережитками прошлого и искоренению социально вредных привычек остался без ответа. Таитянцы упорно размножались.

Первым тревожным сигналом стала прокатившаяся по Таити волна забастовок бомжей, которые требовали увеличения правительственных ассигнований на строительство дополнительных коллекторов теплотрасс, расширения и увеличения числа мест сбора бытовых отходов, а также повышения закупочных цен на стеклотару и утиль.

С увеличением скученности, рост населения продолжался в геометрической прогрессии, и скоро уже простые таитянцы почувствовали некоторую тесноту и потребовали установления жёсткой очерёдности выхода из домов на улицу во избежание давки.

Решение проблемы контроля над рождаемостью было найдено группой учёных-схоластов из лабораторий ВАСА (Всетаитянского Агентства Социальной Адаптации), и представляло собой контрацептив массового поражения, названный «Бомбой Фаберже».
В результате подрыва «Бомбы Фаберже» в верхних слоях атмосферы, поток жёсткого инфраголубого излучения, воздействовав на организм таитянцев, сделал их абсолютно стерильными.
Проблема была решена. Но со значительным опозданием – на тот момент жители Таити заполнили собой всё свободное пространство, стояли на всех обозримых просторах, дыша друг другу в затылок и неприятно потея.
Особенно недовольны были таитянцы, оказавшиеся на дне рек и озёр. Под водой трудно было разговаривать, а если они решали выпить пива, то оно оказывалось сильно разбавленным и отдавало тиной.

Возникшая ситуация требовала нового, нестандартного подхода. Такой подход был найден легендарным софистом-физиком Бруно Гейгером. Он предложил временно «отключать» часть населения Таити при помощи особого устройства, внедрённого в организм каждого таитянина – «Счётчика Гейгера». Данный счётчик отмерял период активного состояния таитянина, причём с учётом призовых и штрафных баллов за его поведение.
Штрафные баллы начислялись за каждую выкуренную сигарету, выпитую бутылку алкоголя, каждый «поход налево», за нецензурную брань и прочее антиобщественное поведение. Так же учитывалась потенциальная опасность получаемых организмом повреждений. Штрафы сокращали продолжительность активного периода таитянина, а в случае получения потенциально летальных травм, счётчик автоматически выставлял штрафной джек-пот и отключал своего носителя.
Призовые баллы начислялись за благопристойное поведение – кормление бездомных сусликов, бомжей, представителей госаппарата, борьбу с проявлениями экстремизма, шовинизма, алкоголизма и прочие общественно-полезные поступки. Призовые баллы увеличивали период активного состояния таитянца.

Отключенные жители Таити должны были направляться в специальные хранилища – Бардо, где пребывали бы до момента следующей активации. Команда на активацию поступала бы от Большого Калькулятора, своеобразного хранилища данных по каждому счётчику.

Данный проект был реализован в кратчайшие сроки. Было изготовлено по нанотехнологии необходимое количество миниатюрных Счётчиков Гейгера, после чего состоялось внедрение их в организмы таитянцев ( эпическая «Сага о семи днях Внедрежа»). Ракета-носитель «Великий Пролёт – 2» вывела на стационарную орбиту Большой Калькулятор (во избежание злоупотреблений и хищения деталей), и на Таити стало значительно легче дышать.

Однако вскорости обнаружился неприятный побочный эффект – при активации таитянина у него начисто отшибало память о своём прошлом активном периоде. Нововключённого приходилось брать на воспитание другим жителям Таити, учить его ходить, говорить, молчать, пользоваться горшком, вилкой, ложкой, стаканом, писать буквы, цифры, курсовые, диссертации и анонимки. В сложившейся ситуации Большой Калькулятор, обладающий свойством самопрограммирования, начал комплектовать соответствующие по данным счётчиков Гейгера пары и направлять к ним на воспитание соответствующего нововключённого. Таким образом, достигалось более-менее гармоничное развитие таитянского общества.

Так вкратце выглядит история Великой Гомеостатической Революции на Таити. Но нужно заметить, что данное повествование является не более чем вольным переводом дошедших до ныне апокрифических текстов о «Великой Постановке на Счётчик». На данный момент не существует никаких убедительных свидетельств реального существования таких исторических личностей, как Альберто Ману, Бруно Гейгера и иже с ними. Несомненно, эти тексты являются великим культурным наследием Таити, но с научной точки зрения всерьёз рассматриваться не могут.

Несмотря на заявления служителей культа Верёвки Ману, современная наука отрицает факт существования «счётчиков Гейгера». В ходе ряда экспериментов, проведённых группой учёных из университета Усть-Массачусетс, было доказано наличие у таитянского хорька глаз, ушей и ноздрей, что, логически, должно свидетельствовать и о «счётчике Гейгера» (хвост - признак некритический), однако, официальная церковь отрицает постановку на счётчик таитянских хорьков. Логичным выводом из данного факта является факт отсутствия счётчиков и у самих таитянцев.

Также трудно всерьёз рассуждать и о «Большом Калькуляторе». Современная наука твёрдо стоит на акалькулистических позициях. И это является залогом динамичного развития таитянского общества.
А вы не были на Таити?
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия
Яндекс цитирования